Иные процессуальные способы собирания доказательства  

Иные процессуальные способы собирания доказательства

Ст. 70 УПК предусматривает возможность истребования предметов и документов следователем и судом, представления доказательств участниками процесса, должностными лицами и гражданами, но не определяет процедуры применения данных приемов.

В процессуальной литературе неоднократно отмечалась необходимость устранения этого недостатка. Такая мера была бы полезной с разных точек зрения. Более широкое использование приема истребования доказательств в ряде случаев сделает ненужным проведение выемки - действия, затрагивающие неприкосновенность жилища и сопряженного с немалыми затратами труда. В материалах дела получат более точное отражение сведений о том, откуда и по чьему волеизъявлению появилось доказательство: было ли оно истребовано следователем или представлено по инициативе владельца. Это обстоятельство имеет важное значение для оценки допустимости доказательства, ибо случаи, когда невозможно прояснить происхождение субъекта, не столь уж редки на практике. Кроме того, создаются условия для предотвращения возможности нефиксируемого изъятия предметов и документов «на всякий случай», т.е. при отсутствии достаточных оснований. Наконец, удостоверение факта представления предмета или документа и их индивидуальных признаков послужит гарантией фактической реализации прав обвиняемого, потерпевшего и других лиц на участие в доказывании, будет способствовать предотвращению утраты доказательственных материалов (ибо подобные явления, хотя и в редких случаях, все же наблюдаются на практике) .

Истребование доказательств - это такой прием доказывания, который соответствует познавательной ситуации на любом этапе производства по делу и поэтому находит применение на каждой стадии процесса. Отсюда вытекает, что процедуру истребования доказательств следует конструировать как универсальную для всех стадий. Это может быть достигнуто дополнением ст. 70 УПК правилами, регламентирующими порядок истребования доказательств, с распространением этих правил на стадию возбуждения уголовного дела либо включением аналогичных процедурных правил в ст. 109 УПК. Соображения об универсальности относится и к представлению доказательств. Хотя закон наделяет участников процесса, а также должностных лиц и граждан правом представлять доказательства лишь в стадии расследования и в судебных стадиях, на практике имеет место доставление гражданами документов и материальных объектов управомоченному государственному органу до возбуждения уголовного дела. Удостоверение факта представления подобных объектов и их индивидуальных признаков имеет, на мой взгляд, столь важное доказательственное значение, как и требуемая законом фиксация устных заявлений о преступлении.



Специфическим приемом доказывания является принятие доказательств, представленных гражданами и организациями. В этом случае предмет или документ появляется в поле зрения следователя по инициативе лиц, им обладающих.

Обвинительный защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, заявляя ходатайства о приобщении доказательств, реализуют одно из правомочий на участие в доказывании; руководители предприятий, учреждений, организаций, направляя в органы расследования о совершенном преступлении, а иные граждане - свой моральный долг содействовать правоохранительным органам. В каждом из этих случаев возникает обязанность следователя зафиксировать и рассмотреть имеющую правовое значение просьбу об исследовании объекта, изучить представленный объект, принять обоснованное решение о приобщении его к делу либо о возвращении обладателю.

Оба приема получения доказательств, обладая общими чертами, существенно различаются между собой. Истребование предметов и документов следователем есть активный акт познания, порождающий правовую обязанность соответствующих граждан и должностных лиц; представление доказательства происходит по инициативе последних, т.е. не обусловлено требованием следователя.

Различия между истребованием и представлением доказательств, обусловлены тем, что в первом случае инициатива в пополнении доказательственного материала исходит от следователя (суда) , а во втором - от лица, обладающего доказательством. Общим для этих случаев является то, что доказательства представляются управомоченному государственному органу. Структура и наиболее целесообразная форма осуществления этих приемов подвергалась в процессуальной литературе достаточно широкому обсуждению. Обобщая высказанные при этом соображения, можно охарактеризовать процессуальную деятельность по истребованию доказательств в виде совокупности операций, а другие лицо, обладающее доказательственным материалом.

Истребование доказательств охватывает собой:

1) направление требования лицу или организации;

2) доставление истребуемого объекта, отражение этого факта и индивидуальных признаков объекта в материальном деле;



3) приобщение доказательства к делу.

Представление доказательств включает:

1) доставление следователю (суду) участником процесса, должностным лицом предприятия, учреждения, организации, а также любым гражданином предмета или документа с ходатайством или заявлением о приобщении объекта к делу;

2) отражение факта представления, обстоятельств обнаружения и индивидуальных признаков объекта в материалах дела;

3) рассмотрение ходатайства и принятие решения о приобщении доказательства либо о возврате объекта лицу, его представившему.

Рассмотрим теперь, в какой процессуальной форме могут быть реализованы указанные операции, уделяя при этом особое внимание предложениям, носящим дискуссионный характер.

Следует согласиться с суждениями и тех авторов, которые считают, что требование о представлении предметов и документов должно быть обличено в письменную форму. Этим не только предотвращается получение ненадлежащего объекта, но и обеспечиваются интересы предприятий и организаций, т.к. представление предмета или документа по устному запросу не оставило бы следов в организации делопроизводства предприятия порождая неясность в вопросе о том, куда делся соответствующий документ. Необходимость составления письменного запроса послужит препятствием и для неправомерного истребования предметов и документов, в т.ч. и в случаях, когда фактически произведенная выемка маскируется так называемой “добровольной выдачей” . Наконец, наличие в деле письменного запроса объясняет пути появления доказательства в деле.

Обязательным элементом истребования или представления доказательств должно стать удостоверение факта представления соответствующего объекта и отражение его особенностей. Наилучшей формой для этого послужит протокол, т.е. акт, фиксирующий в соответствии с требованиями закона место и дату производства процессуального действия, его содержание, время начала и окончания, круг лиц, принимающих участие в его производстве (ст. 102,141 УПК) , применения этого приема доказывания.

Известно, что ревизия представляет собой форму хозяйственного контроля, обеспечивающую управление деятельностью ревизионных органов, своеобразное административно-хозяйственное расследование. Это - институт административного права: структура контрольно-ревизионных органов, формы их деятельности, права ревизоров, обязанности ревизуемых и т.д., устанавливаются подзаконными актами в сфере государственного управления. Между следователем и ревизором не существует непосредственных правовых отношений: ст. 70 УПК дает следователю право обращаться с требованием о проведении ревизии к руководителю, осуществляющему контроль за хозяйственной деятельностью предприятия, учреждения, организации. Последующие деловые контакты следователя с ревизорами не являются правоотношениями между ними.

Акт или иной документ, оформляющий результат ревизии, становится доказательством по делу.

Отсюда вытекает, что требование следователя о проведении ревизии является одним из способов собирания доказательств. Однако некоторые ученые предполагают отказаться от назначения ревизии в процессе расследования и в необходимых случаях прибегать к экспертизе. Такое предложение вызывает возражения.

Право следователя требовать производства ревизии отражает насущные потребности следственной практики. Поэтому, как представляется, речь должна идти не об отказе от этого института, а о его развитии, превращении требования о проведении ревизии в самостоятельный прием доказывания, способный повысить эффективность уде сложившейся системы способов собирания доказательств. Документальной проверкой охватывают другие (помимо ревизий) формы обследования производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций, в частности, проверку экономической обоснованности действий администрации, соблюдения технологической дисциплины, выяснения других вопросов, возникающих при расследовании хозяйственных преступлений, нарушения правил техники безопасности и т.п.

Необходимость в выборочной проверке тех или иных участков хозяйственной, финансовой и производственной деятельности часто обусловлена тем, что следователь, выявив отдельные факты злоупотреблений, получает основание предположить, что они носили массовый характер. Далеко не всегда их фактический объем можно определить с помощью экспертизы. Решение этой задачи потребует от проверяющего выполнения таких операций, которые эксперт применять не вправе, а именно: инвентаризация материальных ценностей, получения необходимых документов и материалов от ревизуемой организации. Не вполне совпадают и объекты исследования: эксперт изучает документы и материальные объекты, представленные ему следователем и отраженные в материалах дела, ревизор или проверяющий сам производит розыск материалов и приобщает их к акту ревизии. Поэтому ревизия и документальная проверка иногда предшествует экспертизе: последняя назначается в случаях, когда выявленные ревизией или проверкой факты требуют дальнейшего исследования и истолкования на основе специальных познаний.

Иногда требование о производстве ревизии рассматривается в одном ряду с истребованием документов. Вряд ли можно уподоблять ревизионную деятельность составлению требуемых следователю справок, характеристик или иного обобщающего документа; между требованием о ревизии и представлением акта лежит активная познавательная деятельность, осуществляемая по достаточно сложным правилам. Несмотря на то, что она не регулируется уголовно-процессуальным законом, возникает сложный познавательный комплекс: следователь отображает следы опосредованно - через ревизора. Поиск ревизором фактических данных осуществляется, в конечном счете, по инициативе следователя и в определенных пределах направляется им. По этой причине процессуальная форма требования о проведении ревизии оказывается более сложной, чем при истребовании документов.

С учетом изложенных представлений о сущности ревизии и документальных проверок и характера взаимоотношений между следователем и ревизором (проверяющим) представляется возможным ставить вопрос о придании ревизии более универсального характера, а также об усилении возможности влиять на ее ход и направление со стороны следователя (суда) .

Под таким углом зрения целесообразно:

1) Распространить право управомоченных государственных органов требовать проведение ревизии на стадии возбуждения уголовного дела.

2) Дополнить предписания ст. 70 УПК указанием на то, что требования лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда о проведении ревизий обязательны для должностных лиц.

3) Закрепить в законе право следователя требовать проведение не только ревизий, но и иных обследований деятельности предприятий, организаций, учреждений.

4) Предусмотреть необходимость вынесения постановления (определения) о назначении ревизии (обследования) с указанием в нем надлежащих проверки участков работы и конкретных вопросов, на которые проверяющие должны дать ответ.

5) Предоставить следователю право при назначении ревизий и обследований требовать выделения специалистов определенного профиля, а также устранять от участия в ревизиях и обследованиях недостаточно компетентных и заинтересованных в исходе дела лиц. Предусмотренные законом приемы получения доказательств: истребование предметов или документов, принятие доказательств, представленных участниками процесса, гражданами и должностными лицами, а также требование о производстве ревизии и документальной проверки, не являются разновидностями осмотра, обыска, выемки или других следственных действий. Каждый из этих приемов - самостоятельный способ получения доказательств.

Все эти способы должны получить достаточную правовую регламентацию.


1313858572613743.html
1313910305530638.html
    PR.RU™